Выбрать версию сайта:

CAPTCHA
Этот вопрос предназначен для защиты от спама. Пожалуйста введите символы с картинки в форму ниже.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Основная версия
Основная версия
Мобильная версия

Формирование готовности к материнству как педагогическая проблема

Новожилова Т. Н.
канд. пед. наук, доцент,
 зав. каф. педагогики и психологии  СГАКИ

В настоящее время институт материнства как историческое, социокультурное, психологическое образование подвержен изменениям. Современные женщины все чаще стоят пред выбором: карьера или ребенок. Функция воспроизводства отходит на второй план, так как зачастую ее реализация ведет к понижению как личностного, так и социального статуса женщины. Многочисленные же психологические исследования (М. И. Лисиной,  В. А. Рамих, А. Фрейда, Р. Шпиц, Э. Фромма, М. Эйнсуорт и др.) доказывают значимость именно качества материнского поведения и материнского отношения как для индивидуального развития ребенка, так и для онтогенеза женщины.

В зарубежной психологии изучение  материнства  ведется в рамках различных теоретических направлений: культурологический подход (Р. Бенедикт, М. Мид, А. Рич, Э. Эриксон и др.), психоаналитический подход (Дж. Боулби, Д. В. Винникот, М. Малер, З. Фрейд, М. Эйнсуорт и др.), бихевиоральный подход (Д. Кэрнс, Г. Паттерсон, Д. Хэй и др.), теории материнской депривации (Й. Лангмейер, З. Матейчек и др.).

Проблема девиантного  материнства  рассматривается в исследованиях В. И. Брутман, А. И. Захарова, М. Г. Панкратовой, А. М. Прихожан и др. К вопросу психологической  готовности   к   материнству обращаются О. В. Баженова, О. А. Копыл, Ю. Мещерякова и др.

В обществе постоянно происходят изменения моделей материнства и детства, соответствующие динамике самих общественных отношений. Не остается статичным и отношение женщины к  своей  роли  матери.  В  рамках  изучения  материнства  как  социальной  роли,  работы М. Мид показали,  что материнская  забота и привязанность  к ребенку  настолько  глубоко  заложены  в  реальных  биологических условиях зачатия и вынашивания, родов и кормления грудью, что только сложные социальные установки могут полностью подавить их. Женщины по самой своей природе являются матерями, разве что их специально будут учить отрицанию своих детородных качеств1, 2.

Другую  крайнюю  социоцентристскую  позицию  занимает Э. Бадентер. Про-

следив историю материнских, она пришла к выводу, что «материнский инстинкт – это миф». Она не обнаружила никакого всеобщего и необходимого поведения матери, а напротив  –  чрезвычайную  изменчивость  чувств в зависимости  от  ее культуры, амбиций или фрустраций. Материнская любовь –  это понятие,  которое  не  просто  эволюционирует,  но  наполняется  в разные  периоды  истории  различным  содержанием.  Э. Бадентер указала  на  связь  между  общественными  потребностями и мерой материнской ответственности  за рождение ребенка3.

Во второй половине ХХ века отчетливо проявились тенденции,  враждебные  детоцентризму. Социально-политическая  эмансипация женщин и все более широкое вовлечение их в общественное производство делает их семейные роли, включая материнство, не  столь  всеобъемлющими  и,  возможно,  менее  значимыми  для них.  В современной России, кроме эмансипации, на снижение  деторождаемости, безусловно, влияет сложное материальное и жилищное положение многих семей.

Материнство – это одна из социальных женских ролей. Материнское чувство включает в себя биологическое стремление к материнству, окрашенное или преобразованное интериоризованными социальными нормами. Материнство может характеризовать либо наличие материнской любви как безусловное утверждение в жизни ребенка и его потребностей, заботы и ответственности, либо  нехватка материнской любви (материнская деривация). Определяющее влияние на проявления материнского отношения оказывают общественные нормы и ценности.  Понятие «нормы материнского отношения» не является постоянным, так как содержание материнских установок меняется от эпохи к эпохе. Отклоняющиеся проявления материнского отношения существовали всегда, но они могли носить более скрытые или открытые в зависимости от общественного отношения к этим актам.

Готовность к материнству рассматривается   как  специфическое  личностное  образование,  стержневой образующей которого является субъектно-объектная ориентация в отношении к еще не родившемуся ребенку.

Г. Г. Филиппова   в  готовности  к материнству  выделяет пять основных блоков4:

1. Личностная  готовность:  общая  личностная  «зрелость» (адекватная  половозростная  идентификация;  способность  к  принятию решений и ответственности; прочная привязанность; внутренняя  каузальная  атрибуция  и  внутренний  локус  контроля;  отсутствие зависимостей) и личностные качества, необходимые для эффективного  материнства  (эмпатия;  способность  к  совместной деятельности, быть «здесь и теперь»; творческие способности; интерес к развитию другой личности, к деятельности выращивания и воспитания; умение получать удовольствие; культура тела).

2. Адекватная модель родительства: адекватность моделей материнской и отцовской ролей, сформированных в своей семье, по отношению к модели личности, семьи и родительства своей культуры; оптимальные для рождения и воспитания ре-

бенка родительские установки, позиция, воспитательные стратегии, материнское отношение.

3.  Мотивационная  готовность:  зрелость  мотивации  на рождение ребенка, при которой он не становится средством полоролевой,  возрастной,  личностной  самореализации  женщины, удержания партнера или укрепления семьи, компенсации своих детско-родительских отношений, средством достижения определенного социального статуса и т.п.

4. Сформированность материнской компетентности: отношение к ребенку как субъекту не только физических, но и психических  потребностей,  субъективных  переживаний;  сенситивность к стимуляции от ребенка, способность к адекватному реагированию на его проявления; способность ориентироваться для понимания  состояний  ребенка  на  особенности  его  поведения  и свое состояние; гибкое отношение к режиму и установка на ориентацию на индивидуальный ритм жизнедеятельности ребенка в ранний период его развития; необходимые знания о физическом и психическом развитии ребенка, особенно возрастных особенностях  его взаимодействия  с миром;  способность к  совместной деятельности с ребенком; навыки воспитания и обучения, адекватные возрастным особенностям ребенка.

5.  Сформированность  материнской  сферы.  Материнство, как часть личностной сферы женщины (материнская потребностно-мотивационная  сфера),  включает  три  блока:  эмоционально-потребностный,  операциональный,  ценностно-смысловой  –  содержание  которых  последовательно  формируется  в  онтогенезе женщины  (во  взаимодействии  с  собственной матерью  и  другими носителями материнских функций,  в  сюжетно-ролевой игре в куклы и семью, во взаимодействии с младенцами до рождения своего ребенка, в период полового созревания, во взаимодействии с собственными детьми).

В каждом из блоков, пишет Филиппова Г. Г. , должны быть сформированы необходимые компоненты5:

- в эмоционально-потребностном: реакция на все компоненты гештальта младенчества (физические, поведенческие и продуктивно-деятельностные особенности ребенка); объединение компонентов гештальта младенчества на ребенке как объекте материнской сферы; потребность во взаимодействии с ребенком, в заботе и уходе за ним; потребность в материнстве (в переживании соответствующих выполнению материнских функций состояний);

- в операциональном: вербальное и невербальное общение с ребенком; адекватный стиль эмоционального сопровождения взаимодействия с ребенком; операции ухода за ребенком с необходимыми  стилевыми  характеристиками  (уверенность,  бережность, ласковость движений);

- в  ценностно-смысловом:  адекватная  ценность  ребенка (ребенок  как  самостоятельная  ценность)  и  материнства;  оптимальный баланс ценностей материнской и других потребностно-мотивационных сфер женщины.

На наш взгляд, необходимо ввести и когнитивный компонент  в структуру готовности  к позитивному материнству, содержание которого включает в себя знания о  направлениях и природосообразных, культуросообразных  способах эффек-

тивного физического, психосоциального, духовного саморазвития и развития будущего ребенка, а также о последствиях вредных привычек во время беременности.

Конечно, важную роль в формировании готовности к позитивному материнству играет государственная политика  в плане защиты материнства. Существуют три вида государственной политики планирования семьи6:

1. Сдерживающая (репрессивная);

2. Покровительственная (направленная в основном на распространение средств планирования семьи);

3. Поддерживающая (удовлетворяющая все запросы граждан на средства и медицинские услуги по планированию семьи).

Россия в последние десятилетия  в рамках различных программ осуществляет попытки занять покровительственную позицию. Однако  действующих мер явно недостаточно.

         Когда же следует начинать формирование позитивного материнства? Чаще всего такая работа проводится с женщинами, ожидающими ребенка, что само по себе является явно положительным моментом. Однако, вероятно, формирование  готовности к позитивному материнству целесообразно начинать  задолго до зарождения ребенка, ведь в настоящее время количество новорожденных, имеющих врожденные аномалии, продолжает расти. Общеизвестно, что воспитание ребенка начинается с воспитания его мамы и даже бабушки. Конечно, общекультурное развитие человека, безусловно, оказывает влияние  на его отношение  к себе, своему здоровью и будущему потомству.  Однако более осмысленное отношение к этому вопросу складывается у молодых людей  в юношеском возрасте. В той или иной мере эту проблему  можно решать через введение элективных курсов в обучение студентов, а также через использование различных форм просветительской работы, например, на базе библиотек. Формируя установку у молодежи на позитивное материнство (родительство), можно способствовать преодолению в будущем возможных девиаций в исполнении женщиной (родителями) своей важнейшей социальной функции.

 

 

1 Брутман, В. И.  Влияние семейных факторов на формирование девиантного поведения матери / В. И. Брутман //  Психологический журнал. – 2000. – №2. – С. 79 - 87.

2 Варга, А. Я. Структура и типы родительских отношений: дисс. на соискание учен. степени канд. психол. наук // А. Я. Варга. – Москва,  1986. – 206 с

3 Аронсон, Э. Психологические законы поведения человека в социуме [Текст] / Э. Аронзон. – Санкт-Петербург : Питер, 2002. – 254 с.

4 Филиппова, Г. Г. Психологическая готовность к материнству. Хрестоматия по перинатальной психологии [Текст]: Психология беременности, родов и послеродового периода  / Сост. А. Н. Васина. – Москва : УРАО, 2005. – С. 62-65.

Филиппова, Г. Г. Психология материнства и ранний онтогенез. Учебное пособие [Текст] / Г. Филиппова. – Москва : Жизнь и мысль, 1999. – 220 с.

6 Динакин, Н. С. Смысл и профессиональные особенности социальной работы / Н. С. Динакин // Российский журнал социальной работы. – 1995. – № 1. – С. 8-12